Вход в личный кабинет        RU  EN

Публикации сотрудников РГБМ

Александр Кунин. В пространстве между кадрами

Автор: Смолякова Ю.В.

Издание: Новые деловые люди. — 2020. — № 9-10. — С.67-73.

Саша, откуда у тебя появился интерес к комиксам, ведь ты не художник? Может быть, какое-то детское переживание этому предшествовало?

Это был, наверное, 90-й год. Мы с мамой оказались на Витебском вокзале. И чтобы скоротать время до прибытия поезда, она купила мне журнал «Филиппок». На последней странице был размещен комикс про синекожего человечка в белом колпаке, того самого Филиппка, который стал, по всей видимости, копией бельгийских Смурфов. Когда я подрос, случился новый эпизод, он был связан со вкладышами к жвачкам, за которыми все гонялись. Мои любимые — турецкие — были про персонажа Типи Типа. Комиксы эти были на языке, который я не понимал, но было весело их добывать, а потом разглядывать. Спустя годы мне подарили штук 50 вкладышей с Типи Типом, но интерес к ним у меня уже был другой — исследовательский.

А первый опыт в издательском деле, он тоже родом из детства?

Кстати, да. Дело было в Удомле (город в Тверской области). Как и всем подросткам, мне хотелось иметь свои карманные деньги, но их неоткуда было взять. Я как-то раз зашел в книжный магазин, на газетный развал, взял почитать какую-то газету с кроссвордами, а потом ее... перепродал в два раза дороже продавщице ближайшего продовольственного киоска. Потом вернулся в книжный магазин, и попросил уже две газеты. Так начался мой бизнес. Спустя несколько лет все продавщицы города были моими клиентами — торговцы понимали, что я продаю издания дороже, чем в Союзпечати, но газеты с доставкой в магазин — это хоть какое-то развлечение на тот период, пока нет никаких покупателей. Кстати, на собранные таким образом средства я начал издавать уже собственную газету. И распространяли ее всё там же, в магазинах города, и ее охотно покупали.

«Родился в Нуреке, учился в Удомле, живу в Москве». Цитирую тебя и удивляюсь необычности твоей личной географии. Как переезды сказались на становлении твоей личности?

Не задумывался... Я родился в Таджикской ССР, в городе Нурек. Мама у меня строитель по образованию, она строила там Нурекскую ГЭС. Потом случилась война, развал Советского Союза. И мы приехали в Россию, в Удомлю, где жили родственники. Родня была и в Сибири, но мы выбрали Тверскую область, потому что это ближе к Москве. С прицелом, что, когда подрасту, я мог бы получить в Москве образование. Но в какой-то момент родственники нас выгнали из дома, поняв, что ничего у нас за спиной не осталось... Мы оказались в осенней одежде посреди русской зимы. Что в Нуреке, что в Удомле наше существование было на выживание. О счастливом детстве говорить не приходилось...

А как приняла тебя Москва? Наступил этап осознанного самоопределения и творчества?

Мне исполнилось 16 лет, и я поехал в Москву поступать в Литературный институт, чтобы стать дипломированным поэтом, но очень быстро понял, что получать такое образование — глупо. Потом я оказался в Полиграфическом институте, и спустя время стал главным редактором университетской газеты-многотиражки. У меня была возможность посмотреть на различные сферы полиграфического образования, как работают типографские машины, кто такие редакторы, распространители и рекламисты, что из себя представляют книжные художники. Они-то мне понравились больше всего, и я стал подумывать развиваться в эту сторону. В области иллюстрации и книжного дизайна денег больше, чем в области классического редактирования. Я подрабатывал, проходил практику в издательствах «РИПОЛ классик», в «Олма-Пресс», в «Новом хронографе». Так и началась моя книжная деятельность.

И так ты стал дипломированным редактором книг с опытом работы...

Проекты были самые разные. Например, в «РИПОЛ классик» я редактировал работу одного автора, который на протяжении всей книги пытался доказать, что люди с паранормальными способностями, умеющие предсказывать будущее, существуют. Это был откровенный треш. Видимо, издание этой книги было проплачено автором, но я тогда не подозревал, что такое бывает. Самый смешной опыт книги случился в «Олма-Пресс». Эта книга вышла с текстом в выходных данных: «Автор — Б. Акунин, корректор — А. Кунин». А самое приятное воспоминание — работа над книгой в «Новом хронографе», она была посвящена Московскому университету. С автором книги Ириной Павловной Кулаковой в течение месяца мы скрупулезно проходились по тексту, бережно выверяли все неточности. Она кормила меня борщом, мы дискутировали... Именно тогда я понял, как должна строиться редакторская работа над книгой, когда ты не правишь, а согласовываешь исправления, когда каждый имеет возможность аргументировать свою позицию и принимать свои ошибки. Это был очень хороший опыт. Литературным редактором быть интересно, но такой работой хочется заниматься в свое удовольствие, все равно ведь больших денег здесь не заработаешь. И я стал пытаться реализовать себя в области иллюстрированных изданий. Тогда появился интерес к фотографии, фотоповествованию и фотокнигам. В студии дизайна «Арт-фактор», куда я попал после учебы, пытался реализовывать такие проекты —фотокниги, посвященные бизнесу заказчиков. Так мы сделали очень крутой альбом по истории русской пиротехники, а потом не менее амбициозный альбом об истории «Детского мира». Получается, работа с иллюстрациями — это была прямая дорога к комиксам...

Уже десять лет ты работаешь в Российской государственной библиотеке для молодежи, возглавляешь Центр рисованных историй и изображений. А как вообще получилось, что крупное федеральное учреждение культуры стало домом для комикс-культуры?

Благодаря Ирине Борисовне Михновой, директору РГБМ. Она увидела перспективу в деятельности комикс-центра на базе Библиотеки для молодежи. При том, что до 2010-го года рисованных историй в фондах российских библиотек практически не было, да и сами библиотекари не понимали, как с этими книгами работать. Со временем стало понятно, аудитория графических романов совпадает с аудиторией, на которую ориентирована работа молодежных и юношеских библиотек. Комиксы относятся к ядру молодежного чтения, наряду с фантастикой, например. Сам факт того, что федеральная библиотека включила рисованные истории в план своей работы, стало знаковым событием. К этой теме стали относиться лояльнее, стали ею интересоваться. Если бы не РГБМ, то путь комиксов в библиотеки страны был бы более сложным и долгим. Сегодня Центр обладает крупнейшей в России коллекцией рисованных историй всех стилей и направлений на 15-ти языках мира — около 7000 книг и свыше 1200 журналов.

Перед юбилеем пришлось какие-то итоги подводить, мы насчитали сотню реализованных проектов, которые осуществил Центр на площадке РГБМ, а также на выезде — в городах России и за рубежом. В Центре прошло более 450 встреч, лекций, презентаций, в том числе с участием комиксистов из Европы, Азии, Америки. Этот опыт стал платформой, которая, с одной стороны, держит нас на плаву, а с другой, не дает оторваться от заданного курса.

За плечами у тебя большой опыт путешествий по миру — Европа, Азия, страны СНГ и самые разные уголки России. И что характерно — всё в режиме рабочих командировок. Так востребованы лекции о комиксах?

Поездок у меня было много, все они как правило связаны с нашим участием в каких-то специализированных проектах. Так во Франции, во время Международного фестиваля рисованных историй в Ангулеме регулярно устраивают конференции, на которые приглашают руководителей комикс-центров со всего мира для обмена опытом. Кроме того, нас часто приглашают на фестивали комиксов, чтобы представлять выставки российских авторов рисованных историй. С такими проектами мы выступали в Стокгольме (Швеция), в Хельсинки (Финляндия), в Алжире (Алжир) и в Сеуле (Южная Корея). Очень важно быть в контексте общемирового процесса, быть на связи с международным комикс-сообществом. Это одна из задач. А глобальная цель нашей работы — сделать все, чтобы российская молодежь после школы, после института продолжала читать, не теряла этот навык, и использовала библиотеку как свой навигатор в мире чтения.

Знаю, что ты недолюбливаешь слово «комикс», оперируешь понятием «рисованная история», почему?

При слове «комикс» сразу представляешь американские комиксы, в том числе про супергероев. Так же, как при слове «манга» мы однозначно представляем себе японские книжки с черно-белым рисунком и нетипичной раскадровкой. Рисованные истории — это нейтральное словосочетание, под которым можно подразумевать работы отечественных авторов.

А если говорить о комиксах как способе выражения национальных особенностей?

Неизменным и важным отличительным моментом комиксов является их связь с культурным бэкграундом автора, его принадлежностью к тому или иному этносу, национальной среде. Как бы мы ни хотели, мы не сможем понять европейского Фальстафа, как его понимает французская публика, для которой, например, «Астерикс» — это энциклопедия жизни, такая, как для нас «Горе от ума». А для российских читателей «Астерикс» — это всего лишь какая-то смешная история с забавными персонажами, вот и всё.

Кстати, какие темы сейчас волнуют российских комиксистов больше всего?

Как и в любом другом виде искусства здесь можно найти самые разные темы и жанры. Когда появляется автор, увлеченный какой-то темой, вокруг него начинает складываться среда, в которой появляются верные читатели и даже продолжатели его дела. Например, Ольга Лаврентьева, санкт-петербургский автор, много размышляет на тему личной истории в контексте истории страны. Ее графические романы «ШУВ» и «Сурвило» — яркие тому примеры. Алексей Трошин страстно рассказывает истории, погружающие читателя во времена Первой мировой войны... Это авторы-первопроходцы, за которыми следуют новые авторы-комиксисты. Виталий Терлецкий развивает направление абсурдистского комикса. И у него тоже есть последователи. Хотя нельзя сказать, что Виталий — первопроходец. Можно вспомнить работы классика российского современного искусства Георгия Литичевского, а также «Хармсиниаду» Алексея Никитина. Или рисованные истории, в создании которых принимал участие сам Даниил Хармс.

Ты ушел с поста директора Международного фестиваля рисованных историй «КомМиссия». Можешь подвести итоги своего участия в фестивальной жизни?

Полномочия директора фестиваля я сложил в прошлом году, спустя семь лет работы на этом посту. За эти годы было реализовано много проектов, мне удалось привезти в Россию большое количество иностранных авторов, посодействовать профессиональному росту многих отечественных комиксистов. Из самых важных для меня проектов выделил бы две образовательные выставки «Современный чешский комикс» (2017) и «А в это время в другом месте...» (2018), которые были организованы вместе с Чешским культурным центром. В этих проектах удалось показать не только палитру чешского комикса, но и представить историю советско-чешских отношений, а наша молодежная аудитория ведь мало что об этом знает. Удивительный проект Kronikas, посвященный городским историям, объединяющим города Алжир, Гавану, Брюссель и Москву, родился после моей поездки на фестиваль комиксов в Африку, где я познакомился с бельгийскими кураторами проекта. Тогда в нем участвовали только Бельгия и Куба. Поскольку Москва —город-побратим Брюсселя, нам легко удалось включиться в проект. Яркой была и программа «КомМиссии-2019», последней сессии фестиваля под моим руководством. Все выставки (а их состоялось более 10) были посвящены социальной тематике, тому, как художник и общество взаимодействуют друг с другом, и где та грань, за которую может выйти автор, защищая свое право на личную позицию. Одна из выставок, организованная с «Союзмультфильмом», представила события 50-летней давности, которые проходили на фоне чехословацкой революции 1968 года. Но если история с авторами культовых проектов «Союзмультфильма» — это такой способ уйти от несправедливости реальности в мир вымышленный, то персональная выставка Хихуса была посвящена тому, как художник включается в актуальные процессы и пытается чем-то помочь людям. В общем, каждая выставка на «КомМиссии» отражала какую-то грань взаимодействия комиксиста и общества. И это было здорово и интересно.

Теперь ты полностью сконцентрирован на изучении рисованных историй, занимаешься организацией ежегодной Конференции исследователей рисованных историй «Изотекст». Что ваша работа дает комикс-сообществу?

Конференция «ИЗОТЕКСТ» появилась потому, что к 2016-му году в России стало формироваться сообщество исследователей рисованных историй. Свои поиски они осуществляли в рамках таких дисциплин, как философия, лингвистика, социология, антропология, культурология и тому подобных. Чтобы не изобретать велосипед, чтобы не повторять путь, уже пройденный коллегами-учеными, стало необходимостью иметь площадку, на которой можно пообщаться друг с другом, поделиться своими наработками и узнать о том, что уже исследовано другими. Именно для этого мы и организовали конференцию, которая успешно проходит каждый год. В 2020-м году 6-7 ноября состоится юбилейная Пятая конференция. С 2020-го года она проводится совместно с Институтом этнологии и антропологии Российской академии наук.

Благодаря тебе многие узнали, что существует такая профессия — исследователь комиксов. Поделись, к какой вершине ты стремишься в своей карьере?

Я мечтаю о создании музея рисованных историй в России. Чтобы появилось такое место, где любой желающий смог бы погрузиться в этот удивительный мир, получить ответы на все свои вопросы, найти ту грань мировой культуры рисованных историй, которая стала бы его личным художественным пространством.

 
 
 
 
 
 
Сводный реестр молодёжных библиотечных общественных объединений VI Российская международная научно-практическая конференция «Изотекст» Всероссийская литературная награда «Премия Читателя»

Главное здание 107061 Москва, ул. Б. Черкизовская, дом 4, корпус 1
Метро «Преображенская площадь» (выход №5)
Телефон для справок: +7 499 670-80-01
E-mail: info@rgub.ru

Филиал библиотеки — МИКК «Особняк В.Д. Носова» 107023 Москва, ул. Электрозаводская, 12, стр. 1
Метро «Электрозаводская»
Телефоны для справок: +7 499 670-80-01 (доб. 600)
E-mail: mansion@rgub.ru

Яндекс.Метрика

© Федеральное государственное бюджетное учреждение культуры «Российская государственная библиотека для молодёжи», 2004 — 2022