Вход в личный кабинет        RU  EN
RSS события Facebook VK Instagram Twitter Youtube Подписаться на ежемесячную рассылку по электронной почте

Публикации сотрудников РГБМ

Профориентация в библиотеке: идеи и решения

Издание: Университетская книга. —2020. —№2. —С. 50-56

Современные знания весьма динамичны и требуют постоянного обновления. От того насколько хорошо владеют специалисты своими профессиональными компетенциями, зависит уровень жизни и качество окружающих нас сервисов. За последние годы появилось немало прогнозов о новых профессиях, и стало очевидно, что готовиться к будущему нужно уже сегодня.

В индустриальной экономической модели библиотека была важным звеном профориентационной работы. Сегодня ситуация изменилась и коллегам приходится включаться в более широкий контекст. В 2017 г. появился Атлас новых профессий, и тогда же Российская государственная молодежная библиотека (РГБМ) инициировала обсуждение перспективных моделей профориентационной работы и возможностей библиотек встроиться в нее.

Разговор продолжился в рамках межведомственного научно-практического семинара «Компетенции профессионала завтрашнего дня. Библиотека в системе профориентации*.

От советской модели к постиндустриальной

Директор РГБМ, вице-президент Российской библиотечной ассоциации Ирина МИХНОВА напомнила, что обсуждаемое направление стартовало в библиотечкой России в 1968 г. Тогда в Республиканской государственной юношеской библиотеке (такое название носила РГБМ) появился отдел

профориентации, который работал вместе с НИИ трудового обучения. За очень короткое время в стране была создана система библиотечной профориентации, включающая взаимодействие с учебными заведениями.

— На тот момент главным профориентационным девизом были слова «Мир труда широк и светел». Это означало, что профессий много, все они хороши по-своему и молодому человеку просто нужно выбрать из предлагаемого спектра то, что ему подходит по интересам, по темпераменту и т.д. В соответствии с этой моделью строилась вся система профориентации в библиотеке: создавались руководства, библиографические указатели, проводились мероприятия, консультации, тестирования и т.д.

В 1990-е гг. данная схема перестала работать, поскольку страна встала на рыночные рельсы. Тогда библиотечные специалисты перенаправили своё внимание на карьеру, профадаптацию и т.п. Появилось такое направление, как «Библиотека. Образование. Карьера. Профориентация». В 2007 г., когда я возглавила РГБМ, здесь ещё оставался отдел. Но поскольку модель была неэффективной, внимание общества отсутствовало, его пришлось закрыть. Остались отдельные виды работы: индивидуальное психологическое консультирование, групповые тренинги, специальные мероприятия, и так продолжалось в течение 10 лет. В определённый момент система образования взяла это направление под свой контроль, в столице стали появляться центры профориентации, а библиотеки переключили внимание на другие задачи. Лишь спустя 10 лет мы вернулись к данной проблеме, поскольку увидели: в стране происходит нечто такое, чего мы до конца не понимаем. Когда два года назад проходила дискуссия «Новые профессии в условиях цифровой экономики», стало очевидным, насколько серьёзно мы отстаём от мировых трендов.

Сейчас мы готовы констатировать, что библиотека как таковая — это площадка профориентации, равная системе образования и по возможностям воздействия на молодых людей, и по своей информационной составляющей. Традиционно ориентация на новые профессии связывается с системой образования как социальным лифтом. Но в отличие от образовательных учреждений библиотеки имеют большие возможности для самообразования, самопознания, самоидентификации и саморазвития. Те надпрофессиональные навыки и компетенции, о которых сегодня говорят специалисты, могут в более свободной форме развиваться на территории библиотеки. Библиотека — это наблюдательная станция, в которой могут быть изучены тысячи людей. Мы с большой надеждой смотрим на возможность делового партнёрства со специалистами, предлагающими новые модели профориентационной работы, — подчеркнула в завершение директор РГБМ.

Основное противоречие профориентации на сегодняшнем этапе заключается в следующем. С одной стороны, есть педагогическая миссия выращивания субъекта самоопределения, с другой — потребность работодателя в том, чтобы талант оказался там, где он нужен. Как соединить эти две задачи? Очевидно, что необходима позиция какого-то регионального оператора, коммуникативной, нетворкинговой площадки. Эту роль может успешно выполнять библиотека, убеждён ведущий научный сотрудник Научно-исследовательского центра профессионального образования и систем квалификаций ФИРО РАНХиГС Николам РОДИЧЕВ. Как отметил эксперт, сегодня представление о профориентации кардинально меняется.

— Представление об индустриальной профориентации получило хорошее научное и методологическое обеспечение в нашей стране. Мы чётко могли описать, что такое профессия, сколько их, как они связаны и как можно соотнести человека и специальность. Многое в выборе определялось местом жительства, династией, особенностями ближайшей территории. Сегодня исчезает представление о чётком жизненном цикле, направленном движении. Модель становится нелинейной, появляются новые входы и выходы, меняется возможность прогнозирования. Профессии в принципе перестают существовать как единицы измерения. Становится распространённой ситуация, когда человек стремится выбрать образ жизни, потребительские привычки и под это подстраивает профессиональную деятельность. Кроме того, сегодня наблюдается феномен отложенного взросления: в 30 с лишним лет он ещё ничего не выбрал. Или, наоборот, 14-летние стартаперы уже настолько приблизились к своей цели, что подстраивают под профессию свою жизнь. У человека может существовать несколько профессиональных вертикалей и горизонталей. Изменяется динамика моделей самоопределения, и нельзя говорить, что это хорошо или плохо.

Традиционно отечественные специалисты неодобрительно воспринимают постиндустриальную модель. В ней возрастает роль опыта, а вместо профессий значимость приобретают социальные роли. Предпринимательская, фрилансерская сущность становится главнее, чем реальное наполнение профессиональной деятельности, возникают новые инструменты профессионализации. Точно так же как среда управляет нашим потребительским поведением, появятся рекомендательные сервисы, которые станут влиять на профориентационно значимое поведение.

Нередко мы хотим добиться существенных результатов в ходе проб, практикумов, тестирования. А в итоге получается, что нужно более гибко ставить цель, использовать альтернативные философские и политические подходы. Само по себе приобретение профессионально значимого опыта часто серьёзно опережает нeпосредственно выбор.

В индустриальной модели идея проб заключается в том, что есть определённое количество профессий и набор показателей, но которым подросток сам сопоставляет себя с требованиями к профессии. Это же делает специалист, а потом результаты совмещаются. Но современная молодёжь живёт в других реалиях. Сейчас пробы происходят ситуативно: в ходе фестивалей, праздников, соревнований. Нарабатывается опыт, но возникает вопрос: что является непосредственно результатом? При всех преимуществах профессиональных соревнований в WorldSkills оценивается попадание в те или иные компетенции. Одна из важнейших задач в этих условиях — договариваться, что на данной конкретной территории более важно, а что — менее. Исходя из этого можно выстраивать матрицы результативности тренингов, информационной поддержки, нетворкинга. И библиотека способна стать тем местом, где происходит рефлексия по итогам профессиональных проб.

Эксперт добавил, что некоторые регионы организованы по кластерному принципу и это позволяет эффективно проводить профориентационную работу. Здесь решающую роль могут сыграть представители промышленности или других ключевых для региона отраслей. А библиотека — стать инициатором конкурсов «Профессия глазами детей», «Труд глазами детей», которые пройдут при поддержке лидеров отраслей. Кроме того, сам разговор о новых профессиях — та тема, которая успешно реализуется в библиотеке.

Так какая же профессия способна обеспечить билет в будущее? Вопрос не вполне корректен, считает главный редактор Атласа новых профессий Дарья ВАРЛАМОВА.

— Дело не в конкретной профессии. Вообще, это понятие постепенно начинает размываться, из-за того что информации становится больше и она оперативно обновляется. Это означает, что все знания и навыки, которые получают студенты в вузе, так же ускоренно нивелируются. В среднем образовательная программа устаревает к третьему курсу. Представление о профессии как о незыблемой скале, в которую нужно вцепиться сразу после школы и держаться за неё до конца жизни, тоже стало атавизмом.

Проблема заключается в том, что родители учащихся ориентируются как раз на такое устаревшее представление. Необходимо менять способы мышления о профессии. Сейчас развивается концепция life long learning. Она говорит о профессии как о конструкторе из различных компетенций, которые мы собираем и перестраиваем в течение жизни. Такой подход снимает со школьников стресс от, возможно, неправильного выбора. Раньше приходилось в 17 лет делать серьёзную ставку, понимать, в какую сторону идти раз и навсегда. Сегодня жить становится проще: выбрав одну профессию, её можно легко поменять. С другой стороны, люди озадачены тем, что нельзя один раз сделать выбор и расслабиться, нет готовых инструкций и алгоритмов.

Поскольку невозможно выбрать раз и навсегда, следует изучать принципы, по которым устроен рынок труда, как формируются профессии, как они меняются, почему устаревают. Тогда человек будет понимать, в какой точке он находится и куда должен двигаться, каких компетенций ему не хватает, чтобы собрать конструкт следующей профессии. Кроме того, важно заранее представлять, какой функционал внутри профессии может быть автоматизирован. Для этого нужно в общих чертах знать, как устроены ИТ, следить за развитием нейросетей и искусственного интеллекта (ИИ). Если человек будет понимать, что та или иная зона его профессии под угрозой, то нужно переходить на другой участок, где он будет вне конкуренции со стороны машины. Простой пример: новостная журналистика умирает, потому что появляются компьютерные программы, которые короткие заметки умеют делать быстрее и дешевле, чем человек. Чтобы избежать увольнения, журналист должен либо научиться программировать ИИ и работать с ним в тандеме, либо пойти в ту сферу, которая требует творческого мышления. Брать интервью в духе Познера программа ещё долго не сможет.

Человек должен представлять, как его компетенции могут пригодиться в смежной отрасли. Уже сегодня в течение жизни мы меняем несколько профессий, и такой подход поможет избежать страданий от неопределённости и отсутствия стабильности. При этом очень важно развивать эмоциональный интеллект: когда вы фрилансер, вопрос саморегуляции и самоорганизации встаёт очень жёстко. Востребованная компетенция — умение работать в команде. Время одиноких героев проходит, в проектах заняты множество участников.

Тему продолжила эксперт отдела исследований человеческого капитала Института статистических исследований и экономики знаний НИУ ВШЭ Гаи

— Сегодня невозможно игнорировать процессы, связанные с цифровизацией и развитием ИИ. По различным оценкам, до 50% рабочих мест будут автоматизированы. Появляются новые профессии, что определяет спрос на новые компетенции. Умение анализировать большие данные, цифровые навыки становятся базовыми для специалистов любого профиля. При этом есть вещи, которые автоматизации не подлежат. Это культурный багаж, способность понимать и принимать ценности других людей, коммуницировать, совмещать в себе знания различных дисциплин, постоянно обучаться и перестраиваться под меняющиеся условия.

Сегодня различные международные организации считают, что недостаточно говорить о цифровых навыках в целом: они разделяются по уровням. Существует базовая цифровая грамотность, необходимая не только для работы, но и для жизни. Продвинутые цифровые навыки становятся обязательными для тех, кто связан с внедрением новых технологий. Наряду с понятиями традиционного интеллекта и эмоционального получает распространение термин «цифровой интеллект». На пике сегодня такие технологии, как анализ больших данных, в том числе пространственных и текстовых, понимание того, как работает машинное обучение, облачные вычисления, нейронные сети, мобильные приложения, различные виды программирования, Новые технологии возникают постоянно, и даже обладателям учёных степеней нужно постоянно доучиваться и быть в курсе последних тенденций.

Как отметила выступающая, сегодня уходит разделение на гуманитариев и «технарей». Для технических специалистов становятся важны навыки, которые раньше относили к гуманитарным, т.е. творческие способности, умение грамотно писать, понимать психологию других людей, а для гуманитариев — основы программирования и работы с данными. Стремительно меняются музеи и библиотеки, которые запускают проекты с использованием цифровых сервисов. Для их сотрудников важны навыки представления контента в цифровых форматах, владение мультимедийными технологиями.

— Сколько бы ни было цифровых технологий, самая важная компетенция XXI в. — это обучение в течение всей жизни. Современная система образования даёт для этого немало возможностей, — подчеркнула Г. Волкова.

Результаты совместного исследования Организации экономического сотрудничества и развития и WorldSkills представила координатор проектов союза «Молодые профессионалы (Ворлдскиллс Россия)» Екатерина ТАТАРЕНКО.

— Как показал анализ, только 34% учащихся проходили профориентацию в школе. 71% респондентов хотели бы получить более существенную помощь в данном вопросе. Это касается не только выбора профессии, но и того, как получить работу, как писать резюме, как работает налоговое законодательство, как начать свой бизнес. Это те вопросы, которые обычно не входят в профориентационную работу, но тем не менее заботят молодых людей. Уверены в будущем трудоустройстве половина респондентов, но только 28% молодых людей считают, что их знания и навыки будут востребованы. 44% опасаются: то, чему их учат, в жизни не пригодится.

Насколько знание современных технологий влияет на уверенность молодых людей в их будущем трудоустройстве? Опрос показал, что чем более осведомлены респонденты о тенденциях, тем менее они опасаются за своё будущее. Таким образом, задача образовательного учреждения и профориентатора — просвещать молодёжь в вопросах развития технологий, чтобы они в них видели не угрозу, а возможность для развития.

Как отметила эксперт, в настоящее время возникают новые секторы занятости. Сегодня говорят о творческих индустриях, о распределённой устойчивой экономике, о виртуальной экономике, человекоцентричных сервисах. Под влиянием этих трендов меняются рабочие места, задачи, которые люди выполняют, появляются и исчезают профессии.

— Раньше мы говорили о том, что в основе профессии лежат hard skills, вокруг которых наращиваются «мягкие» навыки. Сейчас формируется новая модель компетенций, в центре которой экзистенциальные, или метанавыки. Это способность учиться, рефлексировать, достигать цели, осознанность, креативность, управление вниманием, эмпатия. Второй уровень — soft skills: тайм-менеджмент, работа в команде, критическое мышление, социальные компетенции, цифровая грамотность, экологическое мышление, способность к сотрудничеству. И третий — специализированные, или контекстные, навыки. Чем глубже навык, тем больше времени требуется на его освоение, и поэтому метакомпетенции необходимо формировать ещё в школе.

Практическое воплощение

Поскольку индустриальная модель профориентации в библиотеке оказалась неэффективной, необходимо искать форматы, в которые может быть упакована эта деятельность на современном этапе развития общества. Участники семинара познакомились с опытом двух столиц.

Когда мы говорим о профориентации, то имеем в виду прежде всего аудиторию школьников и студентов. В Москве по ведомственной принадлежности она относится к Департаменту образования. Там создают основные программы, задают векторы и несут ответственность за профориентацию школьников. Реализуется инициатива, которая называется «Урок в городе».

Как отметил заместитель генерального директора Московской дирекции по развитию культурных центров Юрий КУНЦЕВ, столичные библиотеки включились в этот проект весной 2019 г. На тот момент обсуждалось, какие уроки из школьной программы можно проводить на площадке библиотек.

— Логика была следующей: где-то есть нотный фонд, значит, там можно проводить уроки музыки, где-то — специализированный фонд по физике,

где-то — ещё по каким-то предметам. Школьный учитель по этой идее должен был прийти в библиотеку вести свой предмет. Однако здравый смысл подсказывал, что мы не сможем объяснить родителям, почему нужно вытащить детей из школы, привести их в библиотеку и заниматься тем же самым. Библиотека должна ответить неким уникальным контентом, который включается в учебный план и соответствует всем стандартам. Мы должны не навязываться, а быть полезными в рамках сетевой образовательной деятельности.

Какой контент может привнести библиотека в школьную программу? Мы не музей, куда можно просто прийти и посмотреть, не научная организация, не технопарк. Жизнь подсказывает: нужно найти слабое место в образовательной программе и закрыть его. Очевидно, что самая серьёзная проблема в школе — это организация проектной деятельности. Школа — учреждение, которое живёт по определённым правилам. На время реализации проекта никто не будет убирать парты из класса. Конечно, есть уникальные школы, в которых созданы ИТ-полигоны, коворкинг-центры, но их меньшинство. Библиотека в эту концепцию хорошо встраивается. Это место, где комфортно работать с информацией, собираться в группы, когда это удобно. И здесь есть люди, способные провести навигацию по информации, для того чтобы решить проектную задачу.

Всё это мы упаковали в организационный формат, который называется «Учебный день в библиотеке». Данная модель чем-то похожа на межшкольный учебно-производственный комбинат. Это ежемесячный интенсив с полным погружением. В пилотном проекте принимают участие 15 школ и столько же библиотек. В нашей концепции библиотека располагается на пути между школой и домом, только тогда она начинает работать как третье место.

Как отметил эксперт, цель проекта — повысить качество и вариативность образования, вписать библиотеку в жизнь московского школьника.

— Нам нужно по-настоящему войти в расписание ученика. Тогда это будет восприниматься как привычная деятельность. Целевая аудитория проекта — средняя и старшая школа, один раз в месяц, четыре урока по 40 минут. Предусмотрены теоретические занятия, в рамках которых учащихся информируют о том, как устроена проектная деятельность. Практика — это короткие мастер-классы и воркшопы, позволяющие опробовать технологии проектной деятельности. Проводится командная работа над проектами, чтобы сформировать навыки быстрой сборки и пересборки, чтобы не было психологических барьеров, а школьники умели ставить цели, мыслить ресурсно, собираться в команды и расходиться, если проект завершён и нужно запускать другой.

На старте работы проводится психологическая диагностика с целью определения профильных предпочтений. Её дополнительная задача — запустить процесс обдумывания того, каким проектом школьник хотел бы заниматься. Следующий блок — классификация и градация проектной деятельности. Затем — инициация проекта.

— По нашему мнению, в основе проекта всегда лежит понимание проблемы и генерация её возможных решений. В этом блоке мы стараемся привить навык анализа ситуаций и поиска проблем. Следующий блок — этапы работы над проектом. Здесь важно дать понимание того, что учащиеся существуют в реальном пространстве и времени, при ресурсных ограничениях. После

того как они придумали креативное решение, им нужно решить, какими инструментами воспользоваться и как организовать работу в команде.

Затем от плана необходимо перейти к реализации. Здесь важно подключать внешних партнёров, которые будут зафиксированы в темах проектов, и получить от них контент. Мы сотрудничаем с Музеем космонавтики, Музеем современного искусства. У Сбербанка России есть 16 профильных технологических лабораторий и программа наставничества.

Очень важная стадия — продвижение проекта, перенесение его в реальную жизнь. Учебный проект без перспективы реализации никого не заинтересует, это не будет соответствовать самой сути проектной деятельности.

Следующий этап — демонстрация проекта на городских и федеральных конкурсах. Люди, которые достигли определённых результатов, хотят получить авторизацию своего портфолио. Недостаточно просто поработать в библиотеке и разойтись. Обязательно нужно, чтобы были площадки, где можно осуществить экспертизу проектов.

Ю. Кунцев подчеркнул, что занятия по проектной деятельности ведут сами библиотекари.

— Организация занятий такого типа для библиотеки не является чем-то инородным. Тем не менее помимо программы самих занятий мы разработали проект повышения квалификации и пригласили 70 библиотекарей на курс на базе ЦУНБ имени Н.А. Некрасова. В дальнейшем есть план включить это в стандарт деятельности библиотеки.

Очевидно, что, для того чтобы следить за проектной деятельностью в масштабе города, необходима электронная система. Там же можно организовывать экспертизу портфолио, взаимодействие наставника и проектной команды. Работа в этом направлении уже ведётся.

Идея Библиотеки роста и карьеры (БИРО) родилась в 2017 г., когда вышел Атлас новых профессий, а в Санкт-Петербурге появилась отремонтированная библиотека без определённого профиля наполнения. С точки зрения заведующей библиотекой Надежды ОРЛОВОЙ, профориентация — это раскрытие новых горизонтов.

— Очевидно, что заниматься этим нужно, работая с вызовами и возможностями. Атлас новых профессий говорит про будущее в различных отраслях. Сначала мы решили закупить книги, которые помогут читателям приобретать новейшие профессии. Но например, профессию молекулярного диетолога ни в одной книге ещё не описали. Вообще, все профессии, которые представлены в атласе, не имеют никакого образа с книжной точки зрения. Мы оценили зарубежные источники и поняли, что собрать коллекцию даже из 100 книг не получится. Поэтому пришлось определить более широкие рамки и попытаться оценить приоритетные направления развития общества. Оказалось, что всё можно свести к четырём темам: семья, работа и труд, саморазвитие и окружающая среда и уже под эти разделы подбирать литературу.

Принцип расширения горизонтов распространяется на всю книжную коллекцию. Если мы говорим о семье, то он позволяет узнавать о детях новое. В библиотеке, конечно, есть и детская литература, но это книги современных, модных авторов — победителей мировых литературных премий и т.д. Все наши книги соответствуют Атласу профессий будущего и рассказывают о том, чего люди ещё не знали.

Второй принцип: мы хотим, чтобы всё, что происходит в библиотеке, опережало время и таким образом помогало людям выстраивать будущее. Мы постоянно мониторим наиболее обсуждаемые темы, репертуар издательств, публикации книжных блогеров, для того чтобы находить в потоке информации уникальные явления. Например, если человек хочет изучать Арктику и Антарктику, которые заявлены в Стратегии-2030 как национальный приоритет, то у нас есть для этого все возможности.

Говоря о будущем, необходимо начинать с себя. Библиотека работает с 10.00 до 22.00 без обеда и выходных. Коллегам из других библиотек пришлось под нас подстраиваться. Именно такой временной период позволяет привлечь подростков и студентов. В библиотеке масса «фишек», которые делают нас максимально дружелюбными. Речь идёт о разных вариантах навигации. Например, мы не расставляем книги, как это принято в библиотечной практике, а используем достаточно вольные способы. Книжный фонд в этой логике становится конструктором, который позволяет не утрачивать интерес к тому, чем наполнена библиотека.

Расширять горизонты и думать о будущем позволяют различные проекты. Во-первых, мы активно работаем с молодыми семьями и для нас важно помогать членам семей узнавать новые стороны друг друга. Несколько месяцев назад провели «ленивый юбилей» библиотеки: работали не сотрудники, а дети, которые осваивали старую каталожную систему. Заодно родители узнали о том, что профессия библиотекаря непростая, но интересная.

Ключевой проект называется «ПрофессияLab»: мы приглашаем известных людей, которые рассказывают о своей работе. Большой плюс этого проекта в том, что у нас формируется широкая партнёрская сеть.

Если говорить о профориентации, то установка на подростковую аудиторию в XXI в. неправильна. К нашему удивлению, на мероприятия, заявленные как «12+» записываются люди 45 лет и старше. Мы принципиально не заходим в школы, не работаем с организованными группами. Поэтому запускаем объявления в соцсетях, и на каждые 3 тыс. просмотров приходится примерно пять реальных посетителей.

Рефлексия

«Библиотека может стать инициатором исследовательского хакатона — мероприятия, в рамках которого изучаются и описываются области профессиональной деятельности вместе с учениками, учителями и работодателями. Результатом такого проекта станет понимание смыслов, функций и задач».

Итоги дискуссии подвёл Сергеи ГИЛЬ, Президент фонда «Интеллектуальный альянс».

— Разговор о профориентации сложный. Для начала нужно определить, о чём он: о детях, о мире профессий или об инструментах. Практика подсказывает, что альтернативы здесь быть не может: нужно, чтобы всё было гармонично.

В 2005 г. вышел доклад «Положение молодёжи в России», где впервые применили комплицитный индекс развития молодёжи. Там было всего три показателя: уровень образования, уровень здоровья и уровень потребления. Рейтинг возглавили Москва и Ханты Мансийский АО. Но уровень образованности в Ханты-Мансийске оказался таким же, как в Тыве: одним из самых низких. Представьте, как могут потратить деньги люди с самым высоким уровнем дохода и с самым низким образованием.

Закон самореализации работает достаточно просто. Первый уровень — актуальные знания о жизнедеятельности. Если предмет, который изучает ребёнок, актуален для его жизни, то он полезен. Второй — знание личных качеств и способностей. Какие из имеющихся инструментов позволяют это выяснить? Например, доброта — это качество? В каком рейтинге Атласа профессий она есть? Есть hard skills, о которых много говорят, soft skills, которые помогают в работе, а есть и то, что связано с ценностями. Эмпатия становится ценностью, если уметь ею пользоваться. А так как весь мир показывает, что этим качеством пользоваться бессмысленно, то ребёнок и не будет этого делать.

Мы постоянно подменяем понятия профориентации и профессиональных проб. В то же время мировые исследования показывают, что главная задача молодёжи до 28 лет — пробовать. Чем разнообразнее и результативнее окажутся пробы, тем проще человеку ответить на вопрос, чего он хочет и что собирается делать. Именно этот вопрос является основополагающим в самоопределении. Если у ребёнка дефицит практик ответа на эти вопросы, то его карьерные вариации неэффективны. Не потому, что он плохой: выбор ограничен. Поэтому в Германии, например, социальный педагог не имеет права говорить детям (а там это люди до 28 лет), чего они хотят. Он может только спрашивать. Этот стандарт действует очень жёстко: любого социального педагога, который его не выдерживает, увольняют из школы или из клуба.

Ещё одно исследование говорит о том, что 85% проб должны быть позитивными, успешными. Почему? Даже если человек не знает понятия «рефлексия», иногда он задумывается над тем, кто он и зачем существует. А так как физиологические циклы очевидны, на любом сломе цикла этот вопрос актуализируется. Когда у человека минимальный запас позитива, понимания себя и актуальных знаний, его ответ на вопрос «Кто я?» крайне грустный. Именно поэтому выпускники детских домов плохо интегрируются в общество. У них позитивного опыта применения себя значительно меньше, чем у их сверстников.

Профориентация — это сквозная история жизни человека. Только в плановой или индустриальной экономике она была именно ориентацией, т.е. установкой на то, что нужно делать, а в условиях цифровой экономики необходимо ориентирование как процесс. Внутри человека должен быть навигатор. Это первый предмет деятельности профориентатора. Проектная деятельность тоже эффективный инструмент, но с важной поправкой. В искусственных условиях она порождает искусственные результаты. Они очень быстро обнуляются, потому что люди понимают их искусственность. Самый главный вызов проектной деятельности — настоящие задачи. Единственная полноценная методика, которая дала эффект, называется «коллективная творческая деятельность». Во главу утла была поставлена простая идея: дети имеют право заботиться об окружающем мире и искать то, что можно в нём улучшить. Эту идею взяли за основу коллеги из CDIO — это одна из лучших моделей инженерного предпринимательского образования. Студентам Массачусетского университета, а также ряда шведских вузов предлагается с первого курса параллельно с основным учебным процессом анализировать университет как площадку, где есть масса несовершенств. Но с важной задачей: чтобы с помощью проектных технологий эти проблемы перевести в решения с бизнес-эффектом. В этой ситуации преподаватель — это коуч, а студенты — технологические предприниматели, которые зарабатывают деньги и получают образование на собственных кейсах.

Чтобы эффективно сработали пробы, нужно сформировать необходимые знания: о самом человеке (и библиотека здесь может оказаться самой подходящей площадкой), о карьерных компетенциях. У нас карьера однозначно воспринимается как лестница, ведущая вверх, а у американцев есть понятие карьерного девелопмента, т.е. строительства себя. Это также область, в которую система образования не может войти по разным причинам. И самое главное, библиотека способна стать генератором проектных идей. Но для этого у коллег должна быть другая квалификация. Это даже не проектные компетенции, а умение поддерживать детей в том, что они хотели бы делать.

Проб должно быть много, но, к сожалению, работодатели не хотят описывать профессии. Библиотека может стать инициатором исследовательского хакатона — мероприятия, в рамках которого изучаются и описываются области профессиональной деятельности вместе с учениками, учителями и работодателями. Результатом такого проекта станет понимание смыслов, функций и задач: набирается критическая масса информации, с которой можно работать как с большими данными.

Кроме того, как показывают прогнозы ООН, в ближайшие несколько лет главной сферой деятельности людей станет самозанятость и креативное предпринимательство как способность человека здесь и сейчас решать проблемы и зарабатывать деньги. Библиотека способна стать площадкой для формирования предпринимательской культуры. В библиотеке можно говорить про смыслы, и это её главная функция.

* Мероприятие, организованное Минкультуры России, Российской библиотечной ассоциацией и РГБМ, состоялось 28 ноября 2019 г.

 
 
 
 
 
 
 
 
Фестиваль инклюзивных онлайн-событий «Дружелюбная библиотека» Всероссийский литературный конкурс малой прозы «Грамматика любви» Секция по библиотечному обслуживанию молодежи РБА в Facebook Молодежная секция РБА в Facebook
107061 Москва, ул. Б. Черкизовская, дом 4, корпус 1
Телефон для справок: +7 499 922-66-77
E-mail: info@rgub.ru
 
Филиал библиотеки — МИКК «Особняк В.Д. Носова»
107023 Москва, ул. Электрозаводская, 12, стр. 1
Телефоны для справок: +7 499 922-66-77 (доб. 600)
E-mail: mansion@rgub.ru
Подписаться на рассылку
Яндекс.Метрика  
© Федеральное государственное бюджетное учреждение культуры «Российская государственная библиотека для молодёжи», 2004 — 2020